Лечение в Израиле

Лечение в Германии

Лучшие клиники Германии
+7 499 391-42-67Консультации по вопросам
лечения в Израиле
Лечение в Израиле - главная / Архив статей / / Лечение за рубежом


За тридевять земель исцеления искать

примерно тысяч пятьдесят, и по са­мым скромным оценкам, число это можно увеличить в несколько раз. Причем основным полем деятельно­сти являются как раз русскоязычные пациенты. Стремительный рост эко­номики и финансового благополучия определенных слоев населения в стра­нах бывшего Союза на фоне по-прежнему «застойного» здравоохра­нения привел к скачкообразному рос­ту спроса на качественное медобслу-живание, удовлетворить который еди­ничные частные клиники этих стран явно не в силах. Вот почему все взгля­ды немецких менеджеров устремле­ны туда, где когда-то был «желез­ный занавес».

По некоторым прогнозам, опубли­кованным на портале medizin.de, только в России - около 15 млн. (!) потенциальных пациентов, которые могли бы позволить себе лечиться в немецких клиниках. Возможно, это число немного преувеличено, но оно прекрасно отражает современные тенденции на европейском рынке медицинского туризма. Все дело в том, что еще недавно считавшееся весьма перспективным «ближневос­точное» направление отходит на зад­ний план - число арабских паци­ентов в немецких клиниках стаби­лизировалось на отметке 10 тыс. в год и вряд ли будет расти, скорее - на­оборот.

Причина здесь - в динамичном развитии клинической медицины на Ближнем Востоке, а также в усиле­нии контроля за необходимостью ле­чения за рубежом. Если еще пару лет назад любой гражданин Саудовской Аравии имел право хотя бы раз в жизни за счет государства пролечить­ся за границей, то сегодня эта воз­можность предоставляется лишь в редких случаях - как правило, тог­да, когда речь идет о серьезных кар-диохирургических вмешательствах или пересадке органов. Зато к услу­гам туристов русскоязычных - са­мый широкий спектр всевозможных медуслуг - начиная от банального «чек-апа» стоимостью в какие-то пол­торы-две тысячи евро и заканчивая сложнейшими операциями и транс­плантацией органов.

Сложно сказать, сколько сотруд­ников по всей Германии заняты в системе «русскоязычного» здравоох­ранения - пока что статистики по этому поводу не имеется, но в лю­бой уважающей себя городской или университетской клинике есть под­разделение, специализирующееся на сотрудничестве с русскоязычными клиентами.

К услугам пациента - не только русскоязычные врачи и обслужива­ющий персонал, но и организация экскурсий для сопровождающих лиц, трансфер из аэропорта и даже шоп­пинг - все это окупается с лихвой, ведь один иностранный пациент при­носит клинике в среднем в семь раз больше, чем гражданин ..Германии (данные Deutsche Kinik fur Diagnos-tik за 2004 г.).

Pro и contra лечения за границей

Я уже не один год работаю хирур­гом в немецкой клинике, поэтому имел немало возможностей для срав­нения, а из бесед с украинским кол­легами смог сделать выводы о сего­дняшнем положении дел в украин­ской медицине. Да и опыт работы на Родине позволяет мне объективно оценивать шансы и возможности среднестатистического пациента по обе стороны границы. Исходя из это­го, позволю себе небольшой анализ целесообразности проведения тех или иных диагностических мероприятий в немецких клиниках. Начнем с са­мого простого - широко реклами­руемых многими туристическими агентствами «оздоровительных» по­ездок в Германию, во время которых туристам предоставляется не только возможность ознакомиться с замка­ми Баварии или покататься по Рей­ну, но и пройти базисное медобсле-дование «в лучших немецких кли­никах».

Честно говоря, к этим рекламным акциям я отношусь довольно скеп­тически, потому как уверен, что уро­вень базисной диагностики (включа­ющей, как правило, электрокардио­грамму, ультразвуковое исследова­ние, пару анализов крови и беседу с врачом) на Украине не хуже, а ин­туиция моих украинских коллег, не разбалованных «сверхзвуковой» диа­гностической аппаратурой, куда луч­ше. Так что отдавать две-три тыся­чи евро лишь за возможность того, что ваша кардиограмма будет интер­претирована еще и на немецком язы­ке, на мой взгляд, не стоит. Другое дело - более серьезные случаи, ког­да без хирургического вмешательства не обойтись. Уже давно доказано, что результаты хирургического лече­ния раковых заболеваний (послеопе­рационные осложнения, смертность, пятилетняя выживаемость и т. д.) в первую очередь зависят от опыта опе­рирующего хирурга и экспертизы клиники, в которой проводится вме­шательство (естественно, если речь не идет о запущенных формах заболе­вания).

Тенденция к централизации и со­зданию так называемых high volume kliniken характерна для всей онколо­гической хирургии Германии, что и находит отражение в статистике - ес­ли говорить, например, о летально­сти после операций на поджелудоч­ной железе, то цифра эта колеблет­ся между 2-3% в клиниках, выпол­няющих 15 операций в год и более и 20-25% в клиниках, где такие опе­рации делают 2-3 раза в год (Birke-mayer et al., 2002). Похожие цифры можно привести и в отношении дру­гих крупных онкологических и кар-диохирургических вмешательств.

Поэтому в таких ситуациях, на мой взгляд, соответствующие капитало­вложения вполне оправданы, тем бо­лее, что учеба «на хирурга» в Герма­нии занимает не один год и контро­лируется самым тщательным образом. Прежде чем быть допущенным «к столу», молодой коллега должен от­работать минимум пять лет в клини­ке, занимающейся последипломным хирургическим образованием, сде­лать не одну сотню операций разно­го уровня сложности под контролем более опытных хирургов, а в конце всего этого сдать весьма серьезный экзамен, включающий вопросы из всех разделов хирургии и травмато­логии. Говорю об этом не понаслыш­ке, потому как буквально месяц то­му назад сдал этот экзамен. Так что те, кто все же решился «лечь под нож» немецких хирургов, могут быть уверены - качество здесь гаранти­руется.

Хирургия - лишь один из приме­ров, то же самое можно сказать об ортопедии и онкологии, о многих других направлениях медицины, в которых немцы традиционно силь­ны. Особенно хотелось бы отметить уровень реабилитационных клиник в Германии, позволяющих пациентам обретать чувство уверенности в себе после тяжелейших оперативных вме­шательств, инфарктов и инсультов.

А места их расположения, как пра­вило, настолько живописны, что, по­падая в такое окружение, на время забываешь о том, что Германия - са­мая что ни на есть типичная средне­европейская страна с соответству­ющими ее географическому располо­жению относительно унылыми и од­нообразными лесостепными ланд­шафтами. Горные ручьи и водопады, скалистые ущелья и морское побе­режье - вот что открывается взору пациентов, приехавших сюда попра­вить здоровье.

И все это - в сочетании с самы­ми современными реабилитацион­ными методиками и совершенной аппаратурой. То, что инсульт - не приговор, а научиться ходить с но­вым тазобедренным суставом можно уже через три недели, здесь воспри­нимается как само собой разумеюще­еся.

Единственный недостаток (с точ­ки зрения иностранного пациента) - это относительная дороговизна тако­го «курорта». Стоимость пребывания в обычной реабилитационной клини­ке «стартует» от 400 евро в сутки, верхний предел зависит только от претензий пациента и толщины его кошелька...

Знакомьтесь, Нильс Ромм

Ну, а чтобы добавить к статье не­много реальных ощущений, я связал­ся со своим хорошим знакомым, Нильсом Роммом, возглавляющим фирму Heart&RhythmSolution GmbH, одним из направлений которой как раз и является организация меди­цинской помощи иностранным па­циентам.

- Рад, что имею возможность пре­доставить украинским читателям ин­формацию из первых рук. Для начала - коротко о твоей фирме.

- Приветствую украинских чита­телей, близких мне по духу и воспи­танию - мое детство и молодость то­же прошли под знаком «развитого со­циализма» в Восточной Германии. Фирма Heart&RhythmSolution, кото­рую я возглавляю, занимается в пер­вую очередь проблемами кардиоло­гических пациентов, хотя мы имеем контакты практически во всех от­раслях немецкого здравоохранения.

- Если можно - немного цифр.

- Фирма наша - относительно молодая (организована в 2003-м), но уже в первые годы своего существо­вания вышла на годовой оборот 600- 700 тыс. евро.

- Каким ты видишь сегодняшний рынок медицинских услуг для ино­странных граждан в Германии?

- Если честно, то меня немного отталкивает его однообразность и ориентированность только на коше­лек пациента...

- Что ты имеешь в виду?

- Во-первых - почитай предло­жения туристических фирм. Все они заключаются в трех словах - «При­езд-операция (лечение)-отъезд». Ну, и еще обязательные шоппинг с экс­курсиями, перевозки на лимузине и так далее. Не хватает только, как это у вас принято, каравая с солью пе­ред трапом самолета.

- А почему бы и нет? Насколько я знаю, фирмы, ориентированные на па­циентов из Ближнего Востока, как раз в аэропорту и вручают клиентам свой первый подарок - компас с указани­ем расположения Мекки. Не думаю, что такой «ненавязчивый сервис» бу­дет отталкивать клиентов.

- Не спорю - это очень прият­но. Но все же истинная забота о здо­ровье и благополучии пациента за­ключается не только и не столько в наличии многометрового лимузина в аэропорту и джакузи в больничном номере. Главное - последователь­ность и непрерывность медицинско­го обслуживания, чего, на мой взгляд, не могут гарантировать фирмы, про­центов на девяносто состоящие из ме­неджеров и офисного персонала.

- Какой выход предлагает твоя фирма?

- Большинство наших сотрудни­ков - практикующие врачи (в основ­ном опытные кардиологи и кардио­хирурги, работающие в крупных уни­верситетских и городских клиниках), что позволяет гарантировать после­довательность лечения и его высокое качество.

- Но мне кажется, что уровень кар­диологии и кардиохирургии в ведущих украинских клиниках уже вплотную приблизился к немецким стандартам - какой же смысл платить за это на по­рядок больше, да еще и попадать при этом в незнакомое языковое окруже­ние - еще один фактор стресса, ко­торого, как известно, сердечникам луч­ше избегать...

- Не буду спорить - многие укра­инские коллеги действительно полу­чили международное признание, а применяемые ими методики входят в арсенал ведущих клиник мира. Во­прос здесь, скорее, в том, насколь­ко адекватно количество таких вме­шательств в Украине постоянно рас­тущим потребностям населения и насколько подготовлен медперсонал к ведению таких пациентов. Ведь в «большой» хирургии все зависит не только от мастерства хирурга - опыт анестезиолога, обученность средне­го медицинского персонала, адек­ватное отделение интенсивной те­рапии - только совокупность всех этих критериев и определяет окон­чательный успех лечения. И это взаи­модействие становится возможным только благодаря ежедневной тре­нировке...

- Хорошо, убедил... Ну а как чув­ствуют себя русскоязычные пациенты в немецких клиниках? Ведь не совсем приятно «на пальцах» объяснять сани­таркам, что хочешь, например, в ту­алет.

- Думаю, что тебе, Александр, не нужно объяснять, какое количество русскоязычных коллег трудится се­годня в немецких клиниках. И это

- не считая множества организа­ций, занимающихся непосредствен­но медуслугами русскоязычному на­селению, в распоряжении которых - десятки квалифицированных врачей, переводчиков и медсестер.

- И в заключение - твой взгляд на перспективы медицинского туриз­ма в Германии.

- Скажу честно - радужных прог­нозов относительно «лавины» ино­странных пациентов в немецких кли­никах не разделяю. Нужно смотреть правде в глаза: медицина в странах

- основных поставщиках пациен­тов в Германию тоже не стоит на месте. Думающие о будущем пред­ставители финансовой элиты этих государств предпочитают вкладывать все больше денег в собственную ме­дицину, дабы не летать в поликли­нику на самолете. По крайней мере эти тенденции весьма ярко проявля­ются сегодня в странах Персидско­го залива - число пациентов оттуда за последние годы не только стаби­лизировалось, но и имеет тенденции к снижению.

- Где же выход?

- Именно Heart&RhythmSolution старается перемещать свои приори­теты из области «медицинского им­порта» в направлении «экспорта» медуслуг. Мы занимаемся как крат­ковременными проектами за рубе­жом, заключающимися в проведе­нии высококвалифицированных вме­шательств и исследований бригада­ми наших специалистов, так и дол­говременными инвестициями в здра­воохранение стран, нуждающихся в высококлассном медицинском об­служивании. Среди этих проектов - создание кардиологических и кар-диохирургических клиник на Кипре и в Марокко.

Александр АНАНКО, Нюрнберг (ФРГ)

давайте поздравим

c днем рождения

15 октября_

Евгения Сергеевича КОРОЛЕНКО-завка­федрой социальной медицины и экономи­ки здравоохранения Крымского государ­ственного медицинского университета им. С. Георгиевского.

млвпы

медицина

5

9.X 2009

Костная ткань, имеющая губчатую структуру, - один из наиболее прочных био­логических материалов. Ученые стараются имитиро­вать его структуру при раз­работке новых прочных и сверхлегких веществ. Они находят самое широкое применение - от медицины до техники. Могут помочь людям с нарушениями поз­воночника - а могут ис­пользоваться в автомобиле­строении.

Металлические пены из алюминия, маг­ния, стали, титана или цинка выдержива­ют высокое давление, приглушают звук, ослабляют вибрации, хорошо изолиру­ют. Они легко поддаются сверлению, рас­пиливанию и фрезерованию, а потому успешно применяются для защиты от уда­ров в автомобилях, в качестве катализа­торов в химии, в изготовлении топливных элементов, а также как биологически со­вместимый протез костной ткани в меди­цине.

Технология производства вспененных металлов проста. Порошок алюминия равномерно смешивают с небольшим ко­личеством ангидрида титана - вспени­вающего реагента. Смесь прессуют, за­полняют ею форму и выдерживают в пе­чи при высокой температуре. В резуль­тате металл плавится, содержащийся в соединении титана газообразный водо­род освобождается и вспенивает жидкий металл. Последний поднимается, как дрожжевое тесто: объем образующего­ся материала, состоящего на 85% из воз­духа и на 15% из металла, впятеро пре­вышает исходный.

После охлаждения детали вынимаются из формы - они готовы к использова­нию. Алюминиевая пена настолько легка, что плавает даже на поверхности воды.

Возможно также создать конструктив­ные элементы с основой из алюминиевой пены, покрытой слоями алюминия, стали, пластмассы или углеродных волокон. «Се­годня эти технологии пригодны для про­изводства крупных серий и полностью ав­томатизированы», - говорит физик Иоахим Баумайстер, сотрудник Институ­та производственных технологий и при­кладного материаловедения им. Фраунго-фера (IFAM) в Бремене.

В медицине металлические пены ис­пользуют для ускорения процессов за­живления костной ткани. «Структура по­ристого материала подобна естествен­ной структуре кости. Поэтому он идеаль-

Металлическая пена для стабилизации позвоночника

Медицинские техники разработали имплантаты из металлической пены для стабилизации позвоночника при повреждениях межпозвоночных дисков

но подходит для ее замещения», - пояс­няет Мартин Брам из Forschungszentrum JUlich. В сотрудничестве с коллегами Хан­сом-Петером Бухкремером, Детлефом Штевером, а также швейцарской фирмой Synthes он разработал новый метод, поз­воляющий устанавливать размеры пор ти­тановой пены таким образом, что клетки

костной ткани «заселяют» ее пустоты наи­более оптимально. Эта технология, недавно отмеченная

премией Шредингера, используется для

изготовления имплантантов позвоночни­ка и обеспечивает жизнь без боли паци­ентам с тяжелыми повреждениями меж­позвоночных дисков.

Металлический порошок и специаль­ный низкоплавкий порошок-заместитель

под высоким давлением спрессовыва­ются в блок, после чего фрезерованием заготовке придается необходимая фор­ма. Ее нагревают, порошок испаряется. Материал приобретает структуру с откры­тыми порами, подобную структуре кос­тной ткани, а затем обжигается при вы­соких температурах. Желаемую величи­ну пор обеспечивает сито, через которое выжимается порошковая смесь перед первым нагреванием, оно пропускает частицы заполнителя лишь определенной величины.

Использование композитных имплан­тантов из титановой пены позволяет зна­чительно ускорить выздоровление паци­ентов со сложными переломами костей. Ученые дрезденского Института Фраунго-фера керамических технологий и систем

(IKTS) совместно с Институтом им. Фра-унгофера IFAM, Дрезденским техническим университетом и биотехнической фирмой Innotere разработали биологически со­вместимый комбинированный материал, структурой и физическими свойствами подобный естественной костной ткани. «Титановая пена выступает каркасом, а минеральное покрытие обеспечивает врас­тание в него костной ткани», - объясня­ет сотрудник IKTS Йорг Адлер.

При изготовлении этой пены ученые ис­пользовали следующий метод. Полиуре-тановую губку, имитирующую сотовую структуру костной ткани, покрывают ти­тановым порошком и спекают. После ис­парения пластмассы остается ячеистая металлическая структура, которую покры­вают слоем фосфата кальция, облегчаю­щего врастание костной ткани. «Для им­плантантов, несущих вес тела, металли­ческие пены подходят лучше, чем мате­риалы из керамики, поскольку они более прочны, - говорит Адлер. - Мы уже про­водим их испытания на животных».

Сверхлегкие многофункциональные ма­териалы представляют интерес и для ав­топромышленности. Компания Audi в но­вой серии внедорожников Q7 использует конструкции из алюминиевой пены для фиксации багажной сетки в салоне авто­мобиля. «Они хорошо поглощают энер­гию удара, независимо от его направле­ния. Такой материал может быть исполь­зован для изготовления бамперов, крон­штейнов опоры двигателя и боковых швел­леров». И

Современные высокотехно­логичные материалы и усо­вершенствованные операци­онные методики дают воз­можность врачам заменять любой важный сустав - не только тазобедренный, ко­ленный, локтевой или голе­ностопный, но и суставы пальцев рук и ног.

Сегодня в Германии ежегодно устанав­ливается почти 400 тыс. протезов суста­вов, причем возраст получивших их ста­новится все моложе. «Каждому десятому пациенту на момент операции - менее 65 лет, - говорит президент Немецкого об­щества ортопедов и ортопедических хи­рургов (DGOOC) Клаус-Петер Гюнтер. - Двадцать лет назад имплантация искус­ственного сустава была последней возмож­ностью лечения старых и больных людей, способных передвигаться лишь в кресле-коляске. Сегодня эндопротезирование - успешный метод лечения, помогающий молодым людям, а также молодящимся, чрезмерно активно наслаждавшимся жиз­нью».

В прошлом году в немецких клиниках было установлено 220 тыс. тазобедренных и 160 тыс. коленных суставов. К этому не­обходимо добавить почти 10 тыс. плечевых, 5 тыс. голеностопных и 1 тыс. локтевых суставов, а также по тысяче фаланговых сус­тавов пальцев рук и ног. Ксати, в течение последних 5 лет количество имплантаций коленного сустава удвоилось.

С увеличением продолжительности жиз­ни заболеваемость артрозом повышается. Но увеличивается и количество молодых па­циентов с недугом. Кроме наследственных факторов, этому способствуют избыточ­ный вес и малоподвижный образ жизни. Не­тренированные суставы, испытывающие слишком большую нагрузку, обречены на стирание хрящевых поверхностей. К раз­витию этой патологии ведут также травмы суставов или неправильное распределе­ние нагрузки при X- или O-образных ногах.

Решение об имплантации должно быть тщательно продуманным. «Только если воз­можности других методов лечения исчер­паны и обезболивающие медикаменты, ле­чебная гимнастика, уменьшение нагрузок и прочее в течение более 3-6 месяцев оказались неэффективными, а артроз яс­но определяется на рентгенограмме, врач и пациент могут принять совместное реше­ние об установлении эндопротеза», - объ­ясняет ортопед Гюнтер.

Оптимальный выбор операционной ме­

Искусственное скольжение

Сегодня может быть заменен любой сустав, за исключением очень сложного височно-нижнечелюстного. Имплантат в коленном суставе (справа)

тодики и протеза определяется различны­ми факторами, в частности клиническим течением заболевания и качеством кости пациента. Только в Германии рынок пред­лагает 200 разновидностей имплантанта тазобедренного сустава.

Большое значение имеет его фиксация. Например, костный цемент для крепления искусственного сустава часто сравнительно быстро превращается в нагрузку для паци­ента. При креплении без цемента жертвуют меньшей частью здоровой кости, но процесс вживления протеза в кость более длителен.

«Очень важна форма протеза, - разъ­ясняет Гюнтер - Если это тазобедренный сустав, часто используется изогнутый диа-физ, максимально приближающийся к ес­тественному изгибу бедренной кости. В каждом случае решение принимается ин­дивидуально, в максимальном соответствии с потребностями пациента».

Возраст при этом играет второстепен­ную роль, поскольку современные проте­зы значительно прочнее. 90-95% искус­ственных тазобедренных суставов сохраня­ют стабильность в течение 20 и даже 30 лет. Лаборатории производителей искусствен­ный суставов работают, в частности, над по­вышением устойчивости протезов при вы­соких нагрузках, их способность врастания в кость и биомеханика постоянно улучша­ются. Сейчас исследуется возможность плазменного покрытия искусственного сус­тава, что должно способствовать лучшему врастанию костных клеток в протез и бо­

лее быстрому и стабильному приживлению нового сустава. Пациентам в возрасте до 60 лет возможна замена лишь изношенных хрящевых поверхностей, обеспечивающих скольжение.

Частота осложнений при оперативной замене сустава очень низка. По данным Федерального бюро контроля над каче­ством продукции, в 2008 г. при импланта­ции искусственного тазобедренного сус­тава в немецких клиниках раневые инфек­ции возникали лишь в 0,7% случаев, у 1,6% пациентов отмечались кровоизлияния с по­следующими кровотечениями. Превосхо­ден и долговременный прогноз, если вме­шательство было проведено опытным хи­рургом.

Исследование, проведенное в Ульме, показало, что заниматься спортом перед операцией по замене тазобедренного сустава могли 36% пациентов, по прошес­твии 5 лет после операции их количе­ство увеличилось до 52%. Подобная ста­тистика наблюдается и в случае с пожи­лыми пациентами - об этом свидетель­ствует опрос, проведенный Beth Israel Deaconess Medical Center в Бостоне. У 18 человек старше 75 лет способность са­мостоятельно быстро ходить восстано­вилась в среднем через 12 дней после операции, а через 49 дней они могли вы­полнять легкие домашние работы. Почти каждый третий пациент из 51 опрошен­ного через 6 месяцев мог снова выпол­нять работы в саду. |

По материалам Die Welt подготовил Василий МАТВЕЕВ